November 16th, 2015

Всяко разное.

В общем, проблему с часиками в адреналине 3 решили.Но не силами клуба)
Один из читателей блога воспользовался предложенным маркетинговым ходом, что нашло свое выражение в виде часиков с рекламой фирмы, которые теперь красуются на крайне левом столбе ближе к окнам. Их повесили ровно как и договаривались буквально через день как принесли.Удивительно, но все прошло гладко.
Теперь хоть могу спокойно время между походами контролировать. Ну а фирме бесплатная реклама)Все в профитах)
А еще я наконец то увидел как работает кондишен после разговора с тренерами на этот предмет. И снова причина состоит в экономии. Свет берегут. Зеленые , наверное...

Подумалось...

И у нас сразу поперла прибыль после списания курсовых.
А вообще ситуация просто отпадная. У нас реально теперь 4 группы предприятий по фин результатам. И попробуй догадайся в какой группе то или иное предприятие))

Подумалось...

В Беларуси все настолько стабильно что даже индексы промышленного производства стабильны в своем падении до десятой после запятой три!!! месяца подряд.
А вообще беглым взглядом увидел ряд проблем.И они меня не порадовали.

Ответы Дребенцова на вопросы из зала по нефти.

--На сколько важен фактор Ирана в краткосрочной перспективе?
--Иран и сейчас присутствует на нефтяном рынке. Он экспортирует порядка 1 млн. баррелей в сутки. По заявлениям министра нефти Ирана, готов поставлять 2 млн. баррелей. Это, естественно, оттянет балансировку рынка потому, что будет еще один лишний миллион баррелей в сутки на рынке.
В краткосрочном плане Иран совершенно точно сможет эти объемы на рынок поставить потому, что Иран является единственным, кто хранит нефть на танкерах. За годы санкций добыча шла в запас, и накопленных объемов будет достаточно, чтобы Иран действительно миллион баррелей выкинул на рынок, и этих запасов хватит на 4-5 месяцев. Краткосрочно это будет оказывать влияние, а дальше вступает в силу другое обстоятельство, а именно то, насколько Иран сможет поднять добычу нефти до предсанкционных уровней, и вот это большое неизвестное, поскольку с кем бы я не говорил из крупных нефтяных компаний, никто хорошего ответа не знает. За годы санкций все связи компании с нефтедобычей в Иране потеряли, и никто не знает, что произошло на этих месторождениях. Это, в основном, технологический вопрос.
Иран сейчас начинает объявлять тендеры, и когда инвесторы зайдут, тогда мы получим ответ на данный вопрос. Но, в принципе, этот дополнительный миллион- не основной дестабилизирующий фактор поскольку основной проблемой является не Иран, а Ирак. Добыча нефти в Ираке растет самыми быстрыми темпами и продолжает расти. Потенциал наращивания добычи нефти в Ираке велик. Ирак с времен первой войны в заливе от квот в рамках ОПЕК был освобожден. И любые попытки начать разговор с правительством Ирака со стороны ОПЕК на предмет того, что не пора ли вам вернуться в систему квотирования, они с патетическим гневом отвергают, мол вы выиграли от высоких цен на нефть так дайте и нам получить свою прибыль. Мы –люди бедные нам деньги нужны.
Пока система нефтедобычи в Ираке устроена прямо противоположно. BP добывает нефть в Ираке. Мы работаем на условиях фикс марджин, то есть получаем 2 доллара с любого добытого барреля нефти в этой ситуации нам абсолютно безразлична цена на нефть-мы все равно получим свои 2 доллара. И в этой системе единственный путь наращивания прибыли- это путь через увеличение нашей добычи, и в эти условия поставлены все компании в Ираке, которые добывают нефть давно. И что –то надо менять в квотировании в отношении Ирака и регулировании нефтедобычи в Ираке, потому что нынешняя система явно не способствует замедлению нефтедобычи в Ираке. И это более серьёзный фактор, чем Иран потому, что Ирак может еще и на 2 млн. баррелей нефти за несколько лет увеличить добычу и на три миллиона баррелей- потенциал там достаточно велик. И если вдруг закончится война в Ливии, то и там возможно появление нефти на рынке, а это еще миллион. Всего три миллионы выпало. Мы смотрели предыдущий такой случай выхода такой нефти на рынок, то это занимало 3-5 лет. И это тоже риск, и эта нефть тоже может появиться на рынке.
--Добычей сланцевой нефти занимаются и не крупные компании тоже?
--Добыча сланцевой нефти была начата некрупными компаниями, крупные компании пришли в этот бизнес гораздо позже. В 2007 году я говорил с нашими инженерами, работающими в Северной Америке. К тому времени революция сланцевого газа уже произошла, и только Газпром ее не принимал. И, когда я их спрашивал насчет сланцевой нефти, специалисты говорили, что технология сработала на газовых месторождениях, но совершенно не очевидно, что это же сработает на нефтяных месторождениях.
--Вопрос к тому что у небольших компаний нет таких запасов прочности как у нефтяных гигантов. Дотируется ли как-нибудь добыча сланцевой нефти?
--Вот это хороший вопрос. На самом деле, дотаций там нет. Действительно то, что реально может сказаться на нефтяной добыче уже в ближайшем будущем, помимо остальных факторов, это то, что эти мелкие компании уже начали банкротиться. Понятно, что эта тысяча незадействованных буровых установок во многом была сокращена теми нефтяными компаниями, которые вложились в месторождения, на которых, как ни применяй технологии- не получится нефть по цене, которая окупит ваши затраты при низких ценах, сложившихся на рынке. И проблема состоит в том, что мелкие компании гораздо более зависимы от заемного финансирования, чем крупные. Мы тоже занимаем много, но у нас много собственных денег из cash flow, а большая часть мелких компаний-они в отрицательном cash flow. Интересный момент наступит где-то в начале следующего года, после того, как американские банки начнут закрывать свои балансы и выяснят, какая же доля плохих кредитов приходится на мелкие и средние нефтяные компании. И основной вопрос состоит в том, повлияет ли на склонность финансировать такие же компании после того, как банки прослезятся над тем, что они увидели в своих балансах за 2015 год. Из моих разговоров с крупными инвестиционными домами, это действительно такой интересный вопрос, ответ на который надо еще чуть-чуть подождать. Этот фактор, конечно, скажется, но то, что я вижу со стороны развития технологий, меня заставляет думать, что это не самый главный фактор. Это приведет к банкротству еще большего числа мелких и средних компаний, но раз уже появились технологии, которые позволяют добывать нефть с низкой себестоимостью, то будет продолжаться процесс, который уже давно начался –скупки мелких компаний крупными и это нефть будет просто добываться не мелкими, а крупными компаниями.

А что там с обменниками?

Помониторим ситуацию?

Присмотритесь, что происходит у обменников. Есть ощущение, что пошел оток вкладов белочных. который тут же конвертится от греха подальше в валютку и выносится  к чертям из системы.
Особо интересно инфа из банков, можно в личные.